April 2nd, 2007

Бриллианты лучшие друзья

ОСТОРОЖНО АУДИОКНИГИ!

Постепенно помещение пустело, смолкало журчание голосов и свет стал сбиваться куда-то в сторону, а тьма, вытекая из смолкнувшего пианино, расползалась по залу, поглощая столики и барную стойку. Пора было бежать в Петроградскую.
Накинув шинельку, я вышла в сени, где, прислонясь к вешалке, стоял усталый врач скорой помощи и с отчаянием смотрел на молоденькую фельдшерицу, которая говорила по мобильному телефону. Я поразилась изысканности ее королевского английского, хотя не могла уловить смысла ни единой синтагмы. В ответ на мой изумленный взгляд фельдшерица произнесла певучим голосом, что, если знать, что saddle (седло)- это операция, а bridle (узда)- трахеотомия, то смысл ее речи станет прозрачен.
Я вышла на крыльцо. Прохожие, гонимые осенним ветром, спешили домой, в желтые круги под абажурами- туда, куда тьма, а вместе с ней и Всадник, не могут проникнуть.
Бежать надо было на урок, на самый край города, в дом, задняя стена которого одновременно являлась городской стеной, за которой не было НИЧЕГО, так же как и за пределами нашей раздувающейся Вселенной. Там не было даже Пустоты. Это я знала наверное.
Тем временем, улицы обезлюдели, фонари погасли, и я неслась через призрачные, дрожащие в лунном свете площади, рынки, скверы. А сзади уже слышался цокот копыт гигантского коня.
Вот я достигла дома, где смогу в круге света укрыться от кошмарного Всадника. Я уже вижу его- в одной руке- поводья, в другой он держит собственную голову. Конь встает на дыбы. Но что это ? Дверь, за которой я надеялась укрыться- абсолютно гладкая, без молоточка, без звонка, без ручки, без скважины для ключа!
И тут, как это всегда бывает во сне в минуту смертельной опасности или когда некуда больше бежать, я проснулась. В темной комнате звучала аудиокнига- Washington IRVING, The Legend of Sleepy Hollow (Вашингтон Ирвинг, Легенда о сонной лощине).