Меринайнен (merinainen) wrote,
Меринайнен
merinainen

Categories:


Если бы я в детстве услышала концерт Рахманинова N2 и 3, я , возможно, стала бы пианисткой. Очень люблю! Всеобъемлющая музыка! Люблю всю музыку, особенно классическую.
Когда я была маленькая, каждая советская интеллигентная семья хотела, чтобы их ребенок обязательно играл на фортепьянах, на худой конец- на баяне, а самые продвинутые учили детей на скрипке или виолончеле.
Вот и меня, второклассницу со "Школой игры на фотепьяно" в папке, мама отвела к учителю музыки.

Учитель был многосемейный и давал уроки у себя дома с утра до вечера. Когда мы пришли, предыдущий ученик барабанил "Танец маленьких лебедей", не попадая в ноты. По комнате бегали дети маэстро и  плыл запах кислых щей.
Занимались мы  не более получаса, а в дверях уже стоял новыйученик. К концу урока я выучила "Прокачусь ко я по льду" и "Пойдуль я ль, выйдуль я да". Потом мы заплатили  и ушли.
Следующую учительницу мама пригласила к нам домой. Ольга Васильевна была молодая и красивая. Она  тоже не стала париться с постановкой моих рук, и к концу первого месяца занятий я уже бордо наяривала польку из "Детского альбома". Но вдруг Ольга Васильевна пропала. Просто так- взяла и не пришла, и тогда мама пригласила лучшую учительницу города, о которой родители говорили с благоговением, а дети с трепетом ужаса- Аркадьишну.
Сколько слез было вылито впоследствии, сколько тревожных минут ожидания у окна, когда я высматривала ее, спешившую ко мне в своем скромном пальто с каракулевым воротником и такой же шапочке! Сказать, что я ее боялась- ничего не сказать. Она заставляла меня каменеть.
А тогда, на первом уроке Аркадьишна пришла в неистовство от моих негнущихся пальцев. Она начала ставить мне руку, причем, чтобы расслабить мне кисть, била по ней своими костистым пальцами пианистки. ( Надо сказать, она была великолепная пианистка! Но судьбы сложилась так, что Аркадьишна должна была кормить троих детей, мужа- выпивоху и старушку- свекровь. Поэтому после занятий в музыкальной школе она бегала по частным урокам.)
Начались гаммы, экзерсисы, этюды Черни и прочая тоска. По вечерам я выла в подушку и просила маму выгнать Аркадьишну. Но родители были непреклонны. "Это надо перетерпеть, доченька, все получится".
Только к концу второго года стало интересней, но мучения продолжались. Я должны была заниматься не менее двух часов в день: каждую фразу- сначала правой рукой десять раз, потом левой, потом десять раз вместе.
За стенкой, у которой стоял "Красный Октябрь" жила наша Химоза. Она подходила ко мне в школе и молила "Юлечка, ты и так хорошо играешь, не могла бы ты поменьше заниматься?" Я не могла!
Аркадьишна и так была вечно недовольна. Я должна была играть не только в том темпе, в котором написано, и чисто, но еще - именно ТАК, как хочет она. А она каждый раз хотела по-разному.
Она орала мне "бездарь", бегала в неистовстве по комнате, заламывала руки, даже однажды столкнула меня со стула
Для того, чтобы звук, извлекаемый мной из инструмента, был глубокий, учительница висла у меня на плече или давила всей тяжестью на запястье. После "Элегии" Маснэ у меня остались синяки.
Однажды я играла  наизусть "Неаполитанский танец", ожидая, что  Аркадьишна меня прервет , как это было обычно и закричит "Бездарь! Никуда не годится. Это невозможно танцевать". Но она хранила молчание. Доиграв, я опустила руки и обернулась- Аркадьишны не было. Она была в передней- натягивала свое пальто и шапку. Потом , вся красная, выскочила на улицу, походила  и вернулась. Успокаивалась, чтобы меня не убить.
Вы, наверное, подумаете, что Аркадьишна была плохим педагогом. Нет. Если считать, что хороший педагог отличается от плохого тем, что хороший именно на уроке добивается того, что хочет от ученика, не оставляя на потом, то моя учительница была великолепна!.
Вершиной  исполнительского мастерства, которую я достигла через семь лет с Аркадьишной, были Патетическая соната Бетховена и несколько ноктюрнов и этюдов Шопена- трудные.
Поосле школы я уже не играла: сначала у меня не было инструмента, а потом просто не могла. Ведь каждый пианист знает, что, если пропускаешь хоть несколько дней, пальцы становятся "деревянными". А прошли годы. А играть "абы как" я не могу- Аркадьишна заразила перфекционизмом.
Tags: stories, Мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments