Меринайнен (merinainen) wrote,
Меринайнен
merinainen

Categories:

И снова Крит. Tris Ekliesis.

861x1164xheraklion_map.jpg.pagespeed.ic.CoQCf9iAR3
Это место на южном побережье, где скалы вырастают из моря, а горы только чуть отступают от берега, чтобы дать место Tris Ekliesis.
Как мы убедились, об этой деревне не все  критяне знают, а мы высмотрели её на Google maps.
Добирались  туда через Pirgos, а дальше через перевал, где кончается асфальт и начинается серпантин  без покрытия вниз.
Места суровые: голые горы, овцы, ветер. Начал накрапывать дождик. Мне было немного страшно. Навстречу попались туристы- мотоциклисты, которые поднимались из Триса.

P6020141P6020143


Деревня казалась вымершей- ни одного человека, только козы бродят по улицам и смотрят на нас с крыш и деревьев и кошки. Много кошек, мелкие, как котята.
При  въезде  вывеска "Marinela. Cafe-Taverna. Rent Rooms".
В эту таверну мы сразу и направились. Это была единственная открытая таверна в деревне.

P6030181P6030180
За столиком сидели местные греки и пили кока-колу.
Асфальта в деревне нет, набережной тоже. Столики  прямо на галечном пляже.
P6030182
Когда мы спросили Маринелу о комнате, она всплеснула руками и сказала "Sorry, I don't know". Понурившись, мы пошли бродить по Трису.
В деревне кончается какое-то заваленное камнями и поросшее розовым олеандром ущелье.
Дома- новые, старые, древние, полуразрушенные, недостроенные- все в перемешку- расположены на разных ярусах. С яруса на ярус ведут узкие проходы или лесенки. Крыши домов каждого яруса образуют площадки для домиков следующего. И опять козы, козы, козы.
Tris Ekliesis означает "три церкви". Мы разыскали их все. когда увидели женщину копошащуюся во дворе своего дома. Кое-как (она не говорила ни по английски, ни по немецки) объяснили ей, что ищем room for rent. Она долго звонила какой-то Катерине, а потом отвела нас в домик, стоящий на пляже. Под нашей квартиркой из двух комнат (кухня-гостиная и спальня) находилось кафе.  Но, как и два других, кроме Маринелиного, оно было закрыто. А балкон у нас был роскошный! Терасса, а не балкон.
Мы доели запасы и посокрушались, что в деревне нет магазина.
Вообще на Крите мы питались так: утром йогурт с медом или мюсли с молоком. Ланч- помидоры, оливки, фета, хлеб, все с оливковым маслом. Белое местное вино, фрукты: дыни, арбуз, клубника, черешня. А вечером шли в таверну и уже ужинали по настоящему. Иногда днем заходили куда-нибудь выпить апельсиновый сок, фраппе или кофе.
Скромный ланч.
P6020146

Миха с гордостью обозревает дорогу, по которой мы спутились (он еще не знает, какая дорога нам еще предстоит!)
P6020148




P6020167

А потом мы отправились гулять вдоль берега на запад, посмотреть уникальную рощу рожкового дерева.

P6020151

И опять козы, козы, козы.


Рядом с Трисом очень красивый пляж, с тамариском. Над пляжем- пустынная вилла.
P6020150
Мы искупались в костюмах натуристов, коих много на Крите, так как вокруг не было ни души, а в самой деревне от силы человек 10.
Потом пошли по дорожке дальше на запад. Шли до тех пор, пока дорожка не превратилась в козлиную тропу и не уперлась в скалу, поднимающуюся из моря.
P6020161
P6020159
P6030171
На следущий день был  ветер и буря. Море с ревом билось об скалы, дробясь на миллиарды брызг.
P6030194
Теперь мы отправились гулять в восточном направлении.
И было ощущение полной свободы и первозданности. Козлы под нами, козлы над нами. Ветер и море. И ни одного человека, только мы и Создатель, если он есть. Здесь кончается земля.
Дошли до ущелья, у входа в которое три огромных камня. Мы назвали ущелье "Ущелье мертвого козла", так как у входа лежал мертвый козел- рожки да ножки. Наверное, разбился, упав со скалы, а  орлы расклевали плоть.

P6030172
P6030174
И опять дорога превращается в козлиную тропу и постепенно сходит на нет.

P6020165

P6030177
Весь день бушевал шторм. Ветром порвало провода, и отключилось электричество во всей деревне. Пока не стемнело, мы побежали к Маринеле ужинать. Там собрался местный народ. к тому времени подъехали еще туристы; два австрияка на внедорожном кемпере. Они остановились на том самом красивом пляже  с тамариском.
Маринела бегала как заведенная. Ведь у нее нет помощников. Она сама и готовила, и подавала и мыла посуду. И все это в потемках.  Ее муж весь день сидел за столиком и бакланил с корешами. Маринела извинилась за погоду и принесла нам свечку. Впрочем, вскоре, извинившись, она ее забрала: "I'm very sorry. It's necessary for me".
Все двадцать местных кошек собрались вокруг. Я макала хлеб в оливковой масло и бросала им. Впрочем, и без масла хлеб поглащался кошками молниеносно. Миха нечаянно выронил пачку жевательной резинки. Кошки уташили ее в мгновение ока. Кажется, съели прямо с бумажкой.
Когда мы поели, я отнесла Маринеле грязную посуду. Девушка в это времы почти в полной темноте мыла посуду. И только когда окончательно стемнело, наш husband оторвал свою задницу от стула и принес на кухню фонарь.
О чем же говорил он весь вечер с аксакалами, попивая пиво и поглядывая то на нашу машину, то на прибой?
На следующее утро мы предположили, что они рассуждали на тему " Доедет ли это колесо до Казани? Захлестнут ли волны наш Джиммик или нет?"
После бурной ночи, когда ветер не просто завывал, а визжал, а море ревело, мы увидели, что наша машина стоит в воде.
К счастью, она легко завелась и Миша ее cразу переставил. Завтракать к Маринеле мы шли босиком, закатав штаны до колена.
Таверна Маринеллы и наша машина, вытащенная из воды.
P6040195
Одна из трех церквей Триса.
P6040199

А потом мы уехали. Погода постепенно улучшалась.
Прощай, Tris Ekliesis! Прощай наш Макондо! Увидимся ли снова?
P6040200
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments